Category:

Муми-тролли в аду и на небесах: авторы проекта "Горький" про 8 повестей Туве Янссон

Сегодня исполняется 105 лет со дня рождения Туве Янссон. В честь этой даты проект «Горький» решил провести ревизию повестей о муми-троллях: авторы «Горького» Мария Медведева и Иван Мартов расположили тексты от лучшего к наименее удачному, а заодно рассказали, почему все восемь сказок так хороши, и объяснили, чем они важны лично для них. 

Полностью оригинал статьи можно прочитать здесь.

Все книжки, кроме одной, можно купить в онлайн-магазинах по ссылкам в тексте.

1. «Волшебная зима» (1957) стоит особняком в серии книг о муми-троллях. Если в остальных сказочных повестях Туве Янссон мир подвижен, наполнен цветами, запахами, теплом и шуршанием волн по песку, то в этой нас ждет холод, лед и полярная ночь. Далеко не все назовут именно эту книгу финской писательницы любимой — она слишком мрачная, медленная, странная. По сути это путешествие в загробный мир, во время которого герой преображается, а потом возвращается домой, обретший новое знание. Муми-тролль, ведомый отстраненной Туу-тикки... Она распевает странные песни, лепит снежную лошадь, контролирует иных существ, прибывших из других пространств и даже времен. Она знаток этого мира, что-то вроде Вергилия в дантовском аду. В нужные моменты она поддерживает муми-тролля, наставляет, учит. А главный герой хотя и познает новый мир с присущим ему любопытством, но все же тоскует по знакомым и понятным вещам, по солнцу и жизни. Он хочет вернуться назад, пытается разбудить маму и пробует говорить с ней спящей — словно из мира мертвых окликает живых.

2. «Муми-тролль и комета» (1946) — едва ли не самая популярная среди русскоязычных читателей повесть Туве Янссон (возможно, просто потому, что она шла первой в знаменитом сборнике «Сказочные повести скандинавских писателей»). У кого не перехватывает в детстве дух от разреженного воздуха Одиноких гор или от прогулки на ходулях по высохшему морю, у того в сознательном возрасте гораздо больше шансов стать коллектором или кем-то таким. Но если когда-то «Комета» казалась нам историей о головокружительном путешествии и приключениях, то с возрастом приходит понимание, что речь в ней идет не только о радостях резких подъемов, крутых спусков и неожиданных встреч, но и о страхе перед ядерной катастрофой: от нее не укрыться в гроте и о ней не предупредят морские звезды на прибрежном песке. Житейская мудрость Муми-дола родилась в послевоенном мире, цепенеющем от ужаса перед лицом новой опасности, которая грозит стереть с лица земли все живое, — и тем последовательнее логика и крепче убеждения тех, кто не боится заглянуть в эту бездну.

3. «Шляпа волшебника» (1948) «Шляпу», как и «Комету», знают практически все, потому что по этим повестям в конце 1970-х и в начале 1980-х были поставлены диковатый кукольный и рисованый мультфильмы. Это история о разрушительном и бесконтрольном обмене всего на все, который сулит блага и чудеса, но на деле приводит к одним лишь разочарованиям. Если тебе удалось обменять яичную скорлупу на послушные тучки для веселых игр, это не означает, что сам ты выберешься из той же шляпы прежним муми-троллем, а не лопоухим чудищем, узнать которое под силу лишь родной матери. Здорово отомстить муравьиному льву и полазить по джунглям, выросшим из ненароком оброненных в шляпу губоцветных, которые не добрались до гербария Хемуля — но на самом деле лучше оставить все как есть. В конце концов сама шляпа становится предметом обмена: ее отдают Морре, претендовавшей на Королевский рубин Тофслы и Вифслы, — а алчная Морра, уничтожающая все живое на своем пути, как несложно догадаться, олицетворяет собой смерть. Гармония в мире окончательно восстанавливается в результате акта бескорыстного дарения, который устраивает прилетевший с Луны на черной пантере Волшебник — он, в отличие от Морры, неудачно торгуется за рубин, уступает и начинает направо и налево исполнять желания, а в итоге становится обладателем такого же рубина (это желание Тофслы и Вифслы). Хищническое присвоение и уничтожение идут рука об руку с бездумным превращением всего во все, но сокровенные желания исполняются, только когда ты готов бескорыстно от всего отказаться.

4. «Опасное лето» (1954)

Мир муми-троллей основан на одном простом правиле: никаких правил не существует, и пускай герои повестей периодически сталкиваются с глупыми внешними ограничениями, мы-то всегда точно знаем, кто прав. В «Опасном лете» муми-семья лишается дома и попадает в плавучий театр — это сфера условностей, с которой муми-тролли не знакомы и которая им чужда, так же как и любые запреты и сомнительные традиции. Однако их миролюбивая и дружелюбная натура не позволяет им с порога отвергнуть чужой порядок, и потому герои пытаются освоить условный мир театра и проникнуться им. В итоге, почти как в классической комедии, все, что перепуталось в хаосе наводнения, становится на свои места: происходит узнавание (Эмма и Филифьонка), герои обретают дома (лесные малыши), занимают свои места (Миса и Хомса). А муми-тролли, выполнив свою миссию, возвращаются в собственный мир — лишние правила и условности им ни к чему.

5. «Мемуары Муми-папы» (1950)


«Мемуары», которые Муми-папа пишет в других повестях, — самая легкая, веселая и солнечная книга серии. Это история о побеге из приюта для бездомных, о беззаботной юности, о дружбе и о приключениях. Вместе с будущими отцами Снусмумрика и Сниффа, мечтателем Юксаре и суетливым зверьком Шнырком, а также с длинноухим изобретателем Фредриксоном Муми-папа отправляется в странствие на речном пароходе «Морской оркестр»; знакомится с огромным дронтом Эдвардом, который все время давит кого-нибудь во время купания в реке и потом оплачивает похороны; спасает злющую Хемулиху, которая устраивает ему и его друзьям веселую жизнь — пытается затравить правилами и нравоучениями, которых они не выносят; встречает хатифнаттов, бесконечно плывущих к горизонту; вызывает призрака; знакомится с Муми-мамой и переживает еще тысячу приключений.

6. «Папа и море» (1965)

Когда мечта становится реальностью, мы часто бываем разочарованы, даже если пытаемся убедить себя в обратном. «Папа и море» — самая драматичная и грустная сказочная повесть Туве Янссон. Ее редко знают дети и нечасто любят взрослые. В ней автор перелопатила груду сложного материала, вывернула сказку наизнанку и показала, куда приводят мечты.

7. «В конце ноября» (1970)

Это последняя книга о муми-троллях — кажется, что Янссон в ней прощается со своими героями. Сказка стремительно пустеет. Муми-тролли отбыли на остров, оставив дом и сад. Автор отправила главных героев за пределы сказки, но не решилась оставить Муми-дол и их дом на произвол судьбы. И вот уже перед нами шесть новых, незнакомо-знакомых персонажей, — в ожидании главных героев: Филифьонка, малыш-хомса Тофт, Хемуль, старый-старый Онкельскрут, Мюмла и Снусмумрик. Они пришли в этот дом, чтобы развеять скуку, которую нагоняет унылый конец ноября. Они шли к муми-троллям, но в доме никого не оказалось. Ссоры, разногласия, недовольство, обманутые ожидания. Все шестеро немного эгоисты. Они не семья, их ничто не связывает, хотя они искренне пытаются сблизиться друг с другом, ведь за стенами сгущается ноябрьская тьма. Они устраивают обед, прибираются в опустевших комнатах, пытаются что-то строить... Беседуют, в том числе много разговаривают о муми-троллях, показывая их читателю с новой стороны. А потом, словно устав от бесконечного ожидания, расходятся по своим домам. Кроме Тофты: одинокий и неприкаянный, он мечтает стать частью семьи, которую представлял себе идеальной, пока не выяснил, что идеала не бывает даже в сказке.


8. «Маленькие тролли и большое наводнение» (1945)

Это самая первая, самая маленькая и самая незамысловатая повесть во всей серии. Маленькие тролли, мама и сын, ищут пропавшего отца и мужа. Янссон взялась за нее зимой 1939 года — в то время, когда всем было не до сказок, — но не закончила. Только в 1945 году повесть сложилась, и у нее появился счастливый конец. Она самая сказочная — здесь и светящиеся цветы, и крошечная девочка с голубыми волосами, и леденцовая трава, и много счастливых встреч и обретений. По словам Туве Янссон, это был ее «самый первый хеппи-энд». На фоне остальных историй «Большое наводнение» меркнет, но, вглядевшись, мы увидим в нем историю бегства от войны, во время которого героев поддерживает только надежда и тепло соседа, случайно встретившегося в потоке других скитальцев. В этой повести — корни того оптимизма и стойкости, которые будут с муми-троллями всегда, и в том числе из-за них мы считаем героев Туве Янссон чем-то большим, нежели просто сказочными персонажами.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic